Построение коммунизма. Или как обезьяны не дают нам строить коммунизм.

построение коммунизма

Построение коммунизма. Как обезьяны не дают нам строить коммунизм.

построение коммунизмаНедавно наткнулся на статью, в которой критиковалось творчество Стругацких. Я не то чтобы их большой фанат, но перечитываю иногда с удовольствием, и некоторые вещи очень нравятся. Но нельзя не отметить специфику описываемых ими миров – они лишены сексуальности и телесности в более широком смысле слова. Именно в плане наслаждения материальными составляющими реальности. У них обычно герои наслаждаются какой-то интеллектуально-этической разгонкой психики, абстрактным творчеством и конкретным запиныванием отсталых народов в прогрессивное светлое будущее.

Примерно сходный аналог коммунистического будущего описывал Кир Булычев в своих историях про Алису Селезневу. В детской книжке, понятное дело, на секс не было даже намеков, что не помешало Алисе стать секс-символом для миллионов советских школьников после выхода фильма «Гостья из будущего». Когда я все это читал, меня не оставляло это ощущение неполноты картины мира, без которой не было полной веры в такое будущее. То есть мне описанное будущее нравилось и хотелось в таком жить, но понимал, что не возможно оно, потому что не хватает каких-то важных деталей, без которых мозаика не складывается. Как говорится «не верю». В этом отношении западная фантастика выглядела реалистичнее. Гораздо легче было поверить в то, что люди изобретут все эти чудеса техники, чем в то, что между людьми могут реально существовать такие отношения, которые описываются в коммунарской    утопии.

В чем же дело? Неужели нельзя просто добавить здоровую долю секса не разрушив принципов устройства «Мира полудня»? Может быть авторы не заостряли внимания на этой стороне жизни просто ввиду общих моральных трендах того времени? Оказывается, нельзя. И вольно или невольно все тренды и вели именно к тому, что потом превратилось в смешной слоган — «в СССР секса нет».

Представим себе Максима Камерера, который ловко шпилит обитаемых островитянок или Дона Румату, который ведет пикаперский образ жизни под стать своей легенде? Думаю вряд ли, потому что не смогли бы они потом считать себя полубогами на фоне окружающих туземцев и страдать от бремени белого человека. Да и не только в этом дело.

Построение коммунизмаДело в гораздо более глубокой и важной вещи. Коммунизм как общественная идеология подразумевает радикальный переход к новой системе социальных отношений. Это, в общем, известно, но все привыкли видеть здесь в первую очередь отношения экономически-имущественного порядка, а ведь за ними лежит еще более глубокий и важный слой. Основа эволюции – конкуренция за самок и половой отбор. Ключевое слово конкуренция. А сама идеология коммунизма подразумевает переход от конкуренции к кооперации. Но у приматов, которые передали нам свой сотнетысячелетний опыт по наследству, нет таких программ поведения. Причем, что особенно интересно – у некоторых высших приматов есть такие программы, но нам оказались классово ближе и роднее хмурые шимпанзе и агрессивные гориллы. А пока самцы конкурируют за самок – хреновые из них будут коммунары. И человек человеку выходит не брат, и даже не волк, а скорее обезьян…

Построение коммунизмаПричем нельзя сказать, что в начале прошлого века люди этого не понимали. Скорее всего, чуяли, что где-то здесь обезьяна зарыта. Иначе к чему бы все эти декреты первых коммунаров об обобществлении жен и лозунги «комсомолка не может отказать комсомольцу»? Вряд ли такие лозунги выдвигали задроты и были готовы ради них идти на смерть. Вспомним и более ранние движения коммунаров – многие из них легализовывали промискуитет и стремились разрушить институт семьи. Ведь это все не случайно. Пока люди конкурируют за право владеть друг другом, ни о каком общем освобождении речи быть не может.

Но интересно подумать, какие программы окончательного решения сексуального вопроса могут быть у коммунаров в принципе?

  1. тотальный промискуитет, который основное население в прошлом веке настолько не готово было поддержать, что программу быстро свернули и закручивали гайки аж до распада СССР.
  2. был еще другой замечательный фантаст Иван Ефремов, который коммунистическое будущее рисовал с несколько специфическим оттенком. Скажем прямо, у него выходил этакий шовинистски-маскулинный коммунизм. Но программа тоже в принципе рабочая. Коммунаром является человек мужского пола, а женщины занимают как бы почетное второе место. Но  мы же понимаем, что это так себе коммунизм «для избранных» и с несколько «исламским» оттенком. Каждому коммунисту полагается по 72 гурии-комсомолки и спорить особо не из-за чего и некогда.
  3. тотальная асексуальность. За женщин коммунары не конкурируют, ибо неохота. Вполне себе реальная программа, причем, судя по трендам развития современного общества – кажется наиболее реалистичной. Когда виртуальная реальность станет настолько интересной, что играть в танчики будет прикольнее, чем трахаться, то то о чем так долго твердили большевики может незаметно случиться. А производством к тому времени займутся роботы, которых сделают китайцы. Этакий коммунизм как многопользовательское онлайн-приложение от Матрицы.
  4. переход к новому виду человека. Трансгуманистический коммунизм. Люди смогут управлять своими психическими программами настолько, что смогут сознательно отключить программы ревности и конкуренции. Вполне себе красивая парадигма, но с трудом верится в ее близкие горизонты.

Про другие возможные варианты будущего я писал ранее в статьях:

http://yosho.ru/киберфеодализм-глава-1/

http://yosho.ru/киберфеодализм-глава-2/

 

3 Comments on "Построение коммунизма. Или как обезьяны не дают нам строить коммунизм."

  1. В подавлении инакомыслия экс-коммунисты используют те же методы, что и в 20 веке, хотя сама идея коммунизма в 21 веке уже почти не упоминается. Экологическую нишу лозунга построения коммунизма замещает лозунг борьбы против коррупции; такой лозинг повторяется в выступлениях российских лидеров столь же монотонно, как коммунизм звучал во время СССР.

  2. Мы строили-строили и, наконец, построили. Построение коммунизма — одно из тех бесполезных занятий, которые мы можем гордо именовать человеческой деятельностью.

    • ну в таком ключе любую человеческую деятельность можно назвать бесполезной. но так или иначе человек пытается создать новые формы общества.

Leave a comment

Your email address will not be published.


*